Александр Блок, мистик и символист

Игорь Северянин; на курортах ставили пошленькую салонную пьеску тогдашнего драматурга Lolo (Мундштейна) «Вечный праздник»,— и все это, во всей разности и пестроте, отвечало потребности, вкусам, социальному заказу тех, кто в то время читал и ходил в театры, а таких, по сравнению с огромным безграмотным массивом народным, была сравнительно небольшая кучка. Горький был представителем рабочего класса в литературе, и это было искусство будущего. Буржуазное общество имело свое современное искусство, обслуживавшее свой базис. И вот, тотчас после революции, мы видели своими собственными глазами, как это искусство умерло. Мы пережили своим сердцем смерть,— сперва моральную, а позднее, с некоторой замедленностью, физическую смерть того, что господствующие классы называли своим искусством и своей литературой и что выполняло для них функцию и познавательную, и развлекательную, и эмоционально-организующую, отвечало на запросы и потребности буржуазной интеллигенции, студенчества, мещанства, тех слоев, кто читал и ходил в театры.
Смерть прежней, современной нам литературы и искусства наступила мгновенно, со смертью базиса. Я различила: моральная и физическая смерть. Но тут необходимо ответить на очень существенный вопрос, что именно понимается под словом «смерть надстройки», как переживается ее исчезновение? Оно пережилось нами так: вокруг нас старый мир рушился; вся жизнь сделалась другой; старые обстоятельства, казавшиеся важными, перестали существовать; народились новые факты и обстоятельства, которые не все тогда понимали, разобраться в которых было трудно, и в так называемом духовном мире человека разбушевалось целое море совершенно новых запросов и потребностей, на коДля советского писателя старшего поколения это был важный внутренний опыт. Борьбу с остатками привычного старого мы наблюдали не со стороны, а в себе самих, особенно в первые годы революции. Большая или меньшая степень близости к старому капиталистическому обществу, в котором мы раньше жили, не всегда, правда, оказывалась решающей в нашей новой судьбе. Например, реалист Иван Бунин, принадлежавший к группе «Знание» (т. е. к писателям, критически относившимся к старой действительности и работавшим методом реализма), очутился за рубежом; а поэт Александр Блок, мистик и символист, честно и искренно, в доступных ему пределах идей и образов, приветствовал революцию и остался работать в Современной стране. На каждом шагу нашей профессиональной работы испытывали мы внутреннее сопротивление старых привычек, старого метода, старых представлений, которые прежнее искусство просто не могло дать ответа.

Категория: другие новости
Вы можите читать эту запись через RSS 2.0 поток. Вы можите оставить комментарий, или поставить trackback со своего сайта

Оставить комментарий