Дедушка плетет лето. В Коломые работает необычный шляпник (ФОТО)

«Ой, смотри, какой интересный дед стоит в соломенной шляпе», – говорит в маршрутке закутанная женщина другой о 85-летнего Григория Красовского. Он действительно очень колоритно выглядит в соломенной мазепинцы среди снега на остановке напротив железнодорожного вокзала. лето
«Я специально надел, чтобы вы меня узнали», — сразу же оправдывается дедушка. Говорит, летом в такой шапке ходить — люкс, а сейчас изрядно продувает.

Господин Григорий радуется, что им интересуются, его ремеслом. По дороге несколько раз намекает, что тоже научит плести из соломы, «потому что это здорово».
Плести шляпы он начал уже на пенсии – это его подработка. Научился этому ремеслу от отца.
«И как научился? Просто увидел, как он то делает и сам стал, — говорит дедушка. – Он шляпы делал только для себя. Редко кому, потому что когда-то все умели собственными руками одеться от головы до ног. Помню, что имел две шляпы – одну на Пасху, а второй – к работе».

Медленно, минуя лужи идем к нему домой. Господин Григорий живет в военном городке в Коломне. Небольшую однокомнатную квартиру выменял в 1975 году у одного прапорщика. Жил тогда в Куйбышеве, в России, сейчас город называется Самара. С женой развелся и переехал ближе домой.

В Самару Красовского направили из Львовского полиграфического института еще в 1962 году — работать в издательство.
«Нас там человек 20 из института было, называли бандеровцами, — вспоминает мужчина. — Но уважали, потому что мы работали хорошо».
Родом Григорий из села Рожнив Косовского района: «То хорошее, большое село. А люди какие там хорошие».
Небольшая квартира дедушки заставлена аккуратно поскладаними пучками с соломой, книгами, пожелтевшими от времени плакатами, деревянными полками, газетами. Отопления нет. В подъезде теплее. Говорит, что соседи провели автономку, а он один остался без отопления. Отмахивается, мол, ничего, чтобы не хуже.

Говорит, за работой ни на что не обращает внимания. На дворе метет снег, а он плетет лето. Как раз зимой работы нет, то плетет шляпы, фуражки, мазепинки.
Несмотря на творческий беспорядок, на видном почетном месте фотографии сына. Он живет в России. Дедушка его хвалит – начитанный, не пьет. Наведывается к отцу, звонит. Очень любит сюда приезжать. «И мы сразу в Карпаты, – улыбается Красовский. – Он как вы, корреспондент, все фотографирует».

Показывает фуражки, которого сплел для внука. Очень их ждет. Возле фотографий — несколько картин, тоже сам рисовал, но давно, потому что сейчас руки так не слушаются. Рисовал пейзажи, картины на религиозную тематику.

«Вот видите, Иисус идет с апостолами пшеничным полем. То я шучу, что он себе рожь жнет – на шляпы, – смеется дедушка. – Привык шутить. Бывает, что пенсионеры на остановке ждут автобуса и жалуются – у того сердце болит, а голова, у того еще что-то. Говорю, а меня голова никогда не болит, потому что мозга нет. Как нет? Нет. Беру стучу по голове, слышите полость? Они берут сами стучат, уже и их ничего не болит, смеются».
Заказывали у дедушки шляпы коломыйские танцевальные коллективы. Гордится, что ездили в них по всей Европе. И просто люди заказывают — для себя. Стоят, говорит дедушка, дорого – 100 гривен.
И на самом деле они бесценны. Он осенью сеет рожь, чтобы иметь материал для работы. Имеет за городом шесть соток. И в этом году посеял. Потом то рожь жнет серпом, чтобы не поломать, связывающая в снопы. Рожь подсыхает на поле, потом забирает его домой.

«Далее висмикую сердцевину, то называется — пазуха, — объясняет Красовский. — Когда от низа до колоска солома была белая, а сейчас за ту химию – почернела. Много брака получается. Чистую солому отбираю — и в пучки. Из тонких вяжу шляпы людям домой, а с толстой – для коллективов, чтобы издалека было видно, что из натуральной соломы».

Чтобы солома гнулась и не рвалось, отмачивает ее в горячей воде. Дальше плетет косу – семь раз. Наплете длинную ленту, скручивает кругом, сшивает. Говорит, не сложно, главное — выработать технологию и свой темп.

С год назад, когда заказов не было так много, господин Григорий сел писать книгу. От руки – красивым, каллиграфическим почерком. Про своего однофамильца и односельчанина Андрея Красовского по кличке «Гром». Тот был литератор, поэт, за прогрессивные взгляды его расстреляли советы.
Григорий рассказывает, что поразил его тем, как о однофамильца отзывались люди. Тот знал несколько языков, был трудолюбивый, очень помогал людям. Они и сохранили его записи. Дедушка их переписал и сделал книгу под названием «Я не сам». Оформил ее. Сейчас книга в музее в Коломые. Мысли, стихи, поэмы Красовского о жизни крестьян 1920-30 годов. Более 200 страниц. Григорий писал чернильной ручкой, говорит, только несколько страниц испортил.
«А ну меряйте шляпу. А этот? – просит мастер. — Какой годится? Этот? То вам надо 57 размер».
Заказываем шляпы, приедем еще. Обязательно.

Вы можите читать эту запись через RSS 2.0 поток. Вы можите оставить комментарий, или поставить trackback со своего сайта

Оставить комментарий