Французкие мастера, карандашный портрет

Французские рисунки XVI века сравнительно немногочисленны. Из них лучше всего известны портретные рисунки, пользовавшиеся в то время большой популярностью. Эта приверженность к ним возникла не внезапно: во Франции всегда отмечался большой интерес к портрету. Творчество Фуке, Перреаля и Муленского мастера ознаменовало в конце XV века расцвет и завершение долгой традиции, подготовившей почву для мастеров французского портрета XVI века. Вместе с тем их творчество нельзя рассматривать в отрыве от искусства Фландрии или Италии, гак как во Франции в то время Пыли уже шедевры Леонардо, Соларио и Рафаэля…

Именно фламандцу, обосновавшемуся сначала в Турен и, а потом в Париже, придворному художнику Франциска I Жану Клуэ, прозванному Жане, принадлежит заслуга создания нового жанра—«карандашного» портрета; его дарование проявилось и в применении техники, происхождение которой далеко не выяснено. Эти портреты представляли собой, особенно вначале, сделанные черным мелом или сангиной подготовительные наброски к картинам. Причем самые прекрасные работы — те, что внешне выглядят наименее законченными.На самом деле в них есть уже все — от объема до индивидуальной характеристики каждого лица.

Жан Клуэ,неизвестная

Жан Клуэ, Неизвестная

В искусстве Жана Клуэ поражают простота и сдержанность, желание запечатлеть самое главное, отсюда—-его пренебрежение аксессуарами, пышностью костюмов и манерностью жестов. Его погрудные портреты чаще всего даны без рук и словно лишены выразительности, ибо улыбка или слезы исказили бы истинный характер лица. Художник изучает свои модели серьезно, почти со смиренным почтением; запечатленные Жане лица знаменитых особ — короля Франциска I или героев Мариньяно— останавливают наше внимание не больше, чем лица неизвестных людей.Жан Клуэ, Неизвестный На портрете герцога Гпза (Шантини, Музей Копде) есть пометка: «Бровь ниже, нос красноват и тоньше»; на портрете г-на Дампьера (Шантийи, Музей Конде) возле сетки штрихов значится: «Черное золото», козле бороды: «Шатен», возле глаза: «Голубой». Так готовились живописные портреты Жана Клуэ — по карандашным наброскам с натуры, в точности воспроизводящим лицо. В XVI веке эти эскизы стали цениться настолько высоко, что их начали приобретать как самостоятельные произведения, не стремясь получить затем живописные изображения. Екатерина Медичи писала гувернантке своих детей мадам д’Юмьер. поручая ей запечатлеть их «живьем»: «Довольно будет и в карандаше, дабы свершить все елико возможно скорей, и вышлите их мне поспешая». Таким образом, некоторые портреты так и остались на стадии карандашных набросков.

Вы можите читать эту запись через RSS 2.0 поток. Вы можите оставить комментарий, или поставить trackback со своего сайта

Оставить комментарий