Как в Дземброне туристка 15 водопадов искала (ФОТО)

О туристических прелестях найвисокогірнішого села Дземброня Верховинского района пишет Наталья Потапчук на Укринформ.
Для многих украинцев летний отдых обычно ассоциируется с морем или, по меньшей мере, рекой. Для меня же – это обязательно горы. Со своим вековечным покоем, поющими ручьями-потоками, лугами, грибами-ягодами и приветливым населением. Поэтому, в очередной раз выбирая любимые Карпаты для отпуска, остановила свой выбор на самом высокогорном селе с добро-звонким названием Дземброня (около 900 м над уровнем моря), расположенное в Верховинском районе Ивано-Франковской области.
Раньше о нем слышала только две вещи: оттуда туристы ходят на Черногорский хребет и, прежде всего, на гору Пип Иван, известную руин польской астрономической обсерватории, и во-вторых, что в село трудно добраться через очень плохую дорогу и соответствующее транспортное сообщение. Последнее, впрочем, и было главной причиной, почему я не побывала в Селе раньше. И сейчас, рассматривая различные варианты и взвешивая все «за» и «против», решила посмотреть в Интернете фотографии этого села. Один лишь взгляд – и «любовь на всю жизнь»: вот то, что мне нужно. Приглашаю в поездку приятельницу – тоже поклонницу активного отдыха, и отправляемся.

Не верьте кассиршам, когда есть интернет
Поездом из Киева прибываем в Ивано-Франковск почти в 6 утра. Рядом – автостанция, с которой сразу же отходит автобус до Верховины. Добираемся туда около 9-ти, и с этого момента у нас начинается действительно тяжелая дорога до Дземброни. Хотя причиной становится отнюдь не отсутствие асфальта и транспорта, а некомпетентность или равнодушие кассирш автостанции. Одна еще раньше, по телефону, дала не совсем точную справку, ее же коллега на наши претензии выдала настоящий «перл»: «Если вы читали об этом в Интернете, то почему поверили какой-то кассирше!»
Действительно, доверять им надо с осторожностью. Ибо за ненадлежащее информирование мы прибыли в Верхнюю Дземброню (а оказывается, есть еще и Нижняя) аж в 18 вечера – единственным рейсом, который из Верховины отходит в 15.40. Хотя, организовав поездку с учетом реалий, могли бы быть на месте в 10-й или 11-й.

Написала об этом, чтобы верховинская автостанция, куда ежедневно прибывают сотни туристов, наладила хоть их нормальное информационное обслуживание. Для тех же, кто собрался на Поп Иван, сообщаю: смело езжайте к Нижней Дземброни, потому что оттуда к Верхней – всего 4 км. С рюкзаками их легко можно пройти пешком, а если трудно или не хочется – проголосовать и остановить “попутку”, которых там сейчас немало. Часть туристов вообще не доезжает до Верховины, выходит в Ильцах и там ловит машину в нужном направлении.
И еще один штрих о дорогу. Асфальта до Дземброни таки нет, и когда едешь туда стареньким автобусом, тебя подбрасывает до заикания. А всплеск адреналина обеспечивает участок, что проходит над глибоченним обрывом, образованным природой вдоль реки Черный Черемош. Транспорт от пропасти отделяют лишь несколько толстых бревен, выложенных по краю обрыва. Вид такого сомнительного заграждения не слишком вызывает доверие, но когда едешь – должен верить.

Туристы в своих блогах сравнивают этот участок с известной «Дороге смерти» в Боливии. Преувеличивают, конечно, но дыма без огня не бывает. По рассказам местных старожилов, после Второй мировой войны в то обрыв, было, упала грузовик с двумя десятками солдат. А в мирное время, в гололед, туда валились трактора. В летнее время таких трагедий сейчас не случается, а зимой люди о них не думают и ездят, кому куда надо.
Кстати, говорят местные, переговоры о строительстве дороги, которая бы соединяла Верховину с Румынией и проходила через Нижнюю Дземброню, велись давно. Есть якобы и соответствующий проект, и румыны свою часть – к украинской границе – построили. Ну, а у нас оно как-то так… «заглохло» пока что.

Дзембронські водопады
Горный туризм или «мода» на Поп Иван
Приезд в Дземброню положил конец всем нашим дорожным трудностям. Там нас встретили приветливые и добрые люди. Чуть ли не в каждой усадьбе – мини-центр «зеленого» туризма, и в центре села, откуда начинается популярный маршрут на Черногору, все места заняты. Не думала, что такое труднодоступное село сегодня переполнено туристами. Они снуют, как муравьи: одни – на вершины, другие – оттуда, идут целыми вереницами, а, те, кто уже прошел маршрут, сидят у дороги в ожидании выезда. Даже на модную Говерлу такое массовое паломничество увидишь не часто. К тому же, в горы, підмічаю, бегут теперь все – молодые и старые, подготовленные и не очень. Одни ставят цель покорить только Поп Иван (2028 м н.г. м.), другие – пройти весь Черногорский хребет.

Туристы-автомобилисты, которые не жалеют своих иномарок ради кратковременного пребывания на высокогорье, приезжают на два-три дня, поднимаются на популярную вершину и едут обратно в цивилизацию. Нам встречались киевляне не слишком спортивной внешности, которые за день «сбегали» к обсерватории и «убитые» усталостью уже в сумерках вернулись в село. Высоко в горах, говорили, были впервые. Не думаю, что такие перегрузки полезны для здоровья неподготовленных людей. Здравомыслящие же туристы на Поп Иван ходят с ночевкой в горах. Это позволяет двигаться в нормальном ритме, любоваться красотами, фотографироваться, «пастись» в ягодах, которых в августе там полно.

Скальные скульптуры под Вухатым камнем
Грибы нынче дорогие
Первая встреча в Селе – с известной здесь «бізнесменшою» бабой Параской. На него нам указывает водитель автобуса, мол, она подскажет, куда поселиться. Зная, что сейчас с человека за ночь, в среднем, берут по 150 грн (без питания), сразу выражаем свое пожелание:
– Нам бы дешевле, гривен по 100.
Три слова – и все, как в сказке: получаем, что хотим. Не в центре, правда, а чуть выше и с удобствами на улице. Зато вокруг – ни машин с пылью, ни людей с их суетой, пивом и мусором, и мы сами в доме. Тишина, спокойствие и невероятный горный пейзаж на все 360°.
В целом в Селе постоянно проживает около 250 жителей. Подавляющее большинство – люди активного возраста, хотя детей немного. Есть начальная школа, ФАП, с предприятий – пилорама, сельсовет – в соседнем селе Быстрец. В небольшом продуктовом магазине предлагается весь необходимый бакалейный ассортимент и борщевой набор, сезонные овощи, из фруктов – яблоки, персики, сливы, лимоны, на полу разложены арбузы. Из продуктов местного производства можно купить карпатские сыры и сушеные белые грибы. Сыр продают по 90-100 грн/кг, грибы же сейчас дорогие – сотня за 100 граммов. Продавцы объясняют необычную дороговизны отсутствием грибов в лесах. Как только появятся, говорят, и цена упадет.

Гора Вухатый камень
Папа – в чернике, мама – в малине
В день нашего приезда хозяева, у которых мы арендовали жилье, дотемна «делали сено» – сгребали сухую траву и складывали в стог. Работали быстро, дружно, и не сами, а с соседями, которым помогали накануне. И, по всему видно, здесь так принято. Горный край – суровый и тяжелый для проживания, и это объединяет его жителей, формирует у них уважительное отношение к ближним и привычку полагаться только на себя. А еще – на природу, из даров которой они и живут.
– Родители твои дома? – спрашиваем как-то у малого хозяйского сына.
– Папа – в афинах (ударение на первое «а»), мама – в малине, – отвечает.
Афинами гуцулы называют черники. И в августе у них – массовый сбор этих ягод, на которых можно хорошо заработать. В прошлом году за 1 кг афин давали по 30 грн и заработки были так себе. Сейчас же ягода стоит 75 грн за килограмм, и в горы по ней потянулись гастарбайтеры отовсюду, даже с равнины.

Нижняя часть села, место слияния рек Дземброня и Черный Черемош
На одной из ближних полян под вечер встречаем такую приезжую заробитчанку. Она – с мальчиком лет 10. Собирает чернику гребенкой, которая не повреждает и не сдирает листья с кустиков. Это вызывает уважение: люди не уничтожают то, что их кормит.
– Много собрали? – спрашиваем у женщины.
– Сегодня только четыре ведра, и даже вон он целое ведро насобирал, – одобрительно кивает на мальчика.
– А как же вы их понесете?
– И так, через плечо: два спереди, два сзади, – говорит.
«Только четыре ведра…» – чудуємося о себе. И идем вниз.
В Селе возле магазина, где люди сдают чернику, встречаем наших хозяев, которых не видели со вчерашнего дня. Оказывается, они, поздно выбравшись по ягоды (а идти на место пришлось более 3 часов), решили заночевать в горах, чтобы завтра снова не подниматься. Так, как были – в шортах-футболках и без спичек. На высоте более 1500 метров над уровнем моря, да еще и в период холодных ночей.
– Нарвали много папоротника, сделали из него шалаш и подстилку и легли. И как напала мошка, то не знали, куда деваться. Затем над шалашом запорхают птицы – наверное ловили ту мошку. Я всю ночь, можно сказать, и не спал, а женщина немного таки храпела”, – весело делится приключением молодой человек.

Сплав на байдарках по реке Черный Черемош
Сэкономленное время позволило супругам, для которого горы – родной дом, заработать за сутки неплохие деньги. А я подумала: «Настоящие дети своей земли». И, что особенно приятно, не испорченные цивилизацией. Имея в своих домах все ее достояние – холодильники, бойлеры, сенсорные электроплиты, телевизоры и компьютеры, они не вознесли себя над природой, а остались непосредственными, искренними и открытыми людьми.
Хотя, чего греха таить, мы видели и другую сторону медали: леса в Карпатах продолжают вырубать, а ручьи засыпают производственными отходами и мусором. В Селе мы стали свидетелями случая, когда прямо в центре села рабочий местной пилорамы выгружал почти в реку грузовик опилок вперемешку с кусками древесной коры. На наше замечание, что здесь ходит масса туристов и местные жители должны были бы заботиться о красоте и чистоте своего села, напоминание, что в потоках Карпат заметно поубавилось воды, мужчина сказал:
– Да ничего, это реке не повредит.
Повредит, еще как! Потому что только над рекой появилась куча отходов, в нее полетели пластиковые бутылки, различные упаковки и другой мусор.

Полонина Чуфрова
Это – моего прадеда
Работают дзембронці с утра до поздней ночи. Кто имеет работу в лесничестве или где, должен вечером возделывать еще и личное хозяйство. Кто не имеет – принимает туристов, собирает грибы и ягоды (чернику, бруснику, ежевику), сдает их заготовителям или продает на базаре. Одно слово, жизнь в горах кипит, и наблюдать за ним очень интересно. А кое-чему можно и поучиться. К примеру, отношение к памяти своих предков. Дзембронські гуцулы ими очень гордятся и прививают это чувство своим детям.
– Вон та горная площадью 60 га принадлежала моему прадеду, – с гордостью говорит нам, туристкам, молодой хозяин.
Такую же гордость слышим и в голосе его сына-дошкольника, когда он заходит в нашу комнату, гладит старую, но хорошую, с декоративной резьбой шкаф и говорит:
– Это – моего прадеда…
А еще дзембронці хорошо знают историю своего края и могут рассказать то, о чем туристы и не догадываются.
– В котловине между Ушастым Камнем и Поп Иваном (слева, если идти из Дземброни) когда-то был французский парфюмерный завод. Продукция там изготавливалась с засекреченным рецептом из сосны альпийской. Со временем завод тот закрылся, и рецепт тот исчез вместе с французами – никто его местным жителям не выдал”, – рассказал нам, в частности, Дмитрий Полічук.

Обсерватории на Поп Иване и гора Смотрич (вид из Дземброни)
Попиван – то никакой не Поп
Маршрут первого однодневного похода нам подсказал наш хозяин. Он посоветовал выйти на хребет, дойти до горы Косарище и полюбоваться оттуда Говерлой. А еще на подъеме, под мужским монастырем, через объектив фотоаппарата мы разглядели Поп Иван с его обсерваторией – красота!
Спускаясь в деревню, просим у местного жителя позволения пройти через его двор. Несколько минут разговора с пожилым хозяином дают неожиданную информацию.
– Поп Иван – то неправильное название горы, поп там ни к чему. Потому что происходит она от ветра, который там «подпевает», и правильно писать – Попиван одним словом, – несколько, показалось, даже обиженно сказал мужчина.
Уже внизу, расспросив людей, узнаем, что нашим собеседником был бывший председатель местного сельсовета Иван Максимюк. И что он имеет дома много книг по истории родного края и является известным краеведом.
Поискав уже дома в Интернете, я нашла немало статей о происхождении названия горы Поп Иван. То, что гуцулы называли ее Попиван, в некоторых из них тоже упоминается, но большинство исследователей почему-то любят рассматривать варианты, связанные с религиозными аспектами жизни гуцулов. Или отмечают, что некогда на вершине горы была скала, похожая на священника в рясе, оттуда, мол, и название.
На самом деле той скалы никто из современников не видел. И вообще – религиозные версии мне показались неубедительными. А когда я прочитала, что даже поляки, строя на Поп Иване обсерваторию, намеревались переименовать гору на Распєваний, окончательно поверила господину Максим’юку. И по логике, кто же лучше знает Карпаты, как не их жители? На мое предположение, название Попиван, принятая когда-то на слух от гуцулов, просто была кем-то истолкована по-своему и записана как Поп Иван.

Отходы деревопереработки на берегу реки
Найти дзембронівські водопады
В этой поездке мы с приятельницей не планировали покорить популярную вершину, потому что с нами не было мужчины, который кроме личных вещей нес бы еще и палатку. А потому мы решили просто получить удовольствие от однодневных прогулок по горам. Самым привлекательным природным объектом для нас был каскад Дзембронських (Смотрицких водопадов, расположенных под горой Смотрич на высоте более 1500 м н.г.м.
Лично у меня до карпатских водопадов отношение трепетное. Ведь пройдя некогда походом через несколько из них, я не только тонко почувствовала их удивительную энергетику, но и услышала будто записан на камне пение древних жителей этих краев. Своим «открытием» поделилась в материале «Тайна карпатских водопадов».
Итак, теплым солнечным утром выходим на тропу популярного «піпіванівського» маршрута. Туристов – тьма, все идем, по несколько раз обгоняя друг друга. Среди путешественников немало иностранцев, слышим не только польский и чешский языки, но и английский. Проходим мимо молочарню, где можно купить свежего сыра, проходим полонину и заходим в волшебный своей сумеречной таинственностью карпатский лес. По выходе из него и наталкиваемся на потоке Мунчель и его первый водопад.
Еще готовясь к поездке, в Интернете читала, что общая высота каскада – около 100 м. И состоит он из 15-20 водопадов, самый высокий из которых сбрасывает воду с десятиметровой скалы.
На туристской тропе видим один большой и один малый чуть ниже, к которому не подойти. Как люди информированные, начинаем искать другие. Удивляемся, что больше никто из туристов этого не делает. Они фотографируются и идут дальше. Одни нам говорят:
– Здесь канадцы только хотели куда-то прорваться, и наши ребята их предостерегли: «No, no!» – и те повернули назад.
Мы на это не обращаем внимания и продолжаем искать проход слева от фонтана. По влажному и якобы затертом людьми камням, моя приятельница лезет вверх первым, я – за ней. Однако быстро осознаю, что поднявшись здесь, не можем спуститься. Поэтому прошу ее вернуться. Развернувшись, вдруг обе замечаем то, что ищем. «Тропа» идет резко вправо через кусты прямо над первым водопадом. Рады, пробираемся ней более потоком, цепляясь за крепкие ветви. И здесь нам открывается второй большой водопад и несколько маленьких. Увлечены достижением поставленной цели, не останавливаемся и скоро попадаем в удивительный каньон с самым высоким, 10-метровым водопадом и роскошной буйной растительностью. О-О, счастье! Мы здесь сами, и все это – наше!
Целый час там отдыхаем, любуемся, купаемся, наконец, гордимся собой. Сочувствуем канадцам, которые, очевидно, тоже читали про «изюминки» этих краев, а какие-то неучи их завернули. Ну, что ж, у каждого своя судьба.
Нагулявшись, возвращаемся назад, и отправляем на каскад встречных туристов. Первыми лезть на «стремную» тропу соглашаются девушки, которые только почитали про водопады в смартфоне.
– Ой, думаем, это того стоит!
– Стоит, девушки, стоит!
Лично я на потоке насчитала 6 фонтанов – 3 больших и столько же маленьких. Где упоминавшиеся 15-20 – не знаю, возможно, в недоступных местах.

88-летний Николай гуцул (почтальон)
«Парк скалистых скульптур» под Ушастым
Отдохнув у воды, передумуємо возвращать домой и решаем подняться на Ушастый камень (вон он, думается, уже помахивает «ухом»). С него, говорят, на Поп Иван – почти прямая дорога. И хотя в обсерватории уже сегодня не дойдем, может, хоть увидим ее вблизи. Однако, добравшись до того похожего на ухо камня, понимаем, что до вершины еще – ген-ген! Впрочем, не разочаровываемся. Ибо на горе под Ушастым – создан матушкой-природой «парк скальных скульптур». Одна скала напоминает голову неандертальца, другая – царевну-лягушку, за ней – птица со сложенными крыльями… Замечательное место для фантазий и памятной фотосессии!
Уже дома наши хозяева говорят, что ту гору они называют «Дед и баба». Почему так, не понимаем, на ней же не два камня, но не уточняем.
На этом наши походы не заканчиваются. В другие дни посещаем Нижнюю Дземброню, где наблюдаем за сплавом по мелководью любителей рафтинга, поднимаемся на роскошную, покрытую ягодниками горную Чуфрову, ищем в окрестностях села грибы, знакомимся с 88-летним, но таким молодым и светлым старожилом Николаем…
Едем домой проветрены и просветленные. Счастья этом благодатном краю и процветания! А мы сюда еще вернемся.

Вы можите читать эту запись через RSS 2.0 поток. Вы можите оставить комментарий, или поставить trackback со своего сайта

Оставить комментарий