об отношениях, которые были уничтожены

Оно говорило об отношениях, которые сразу были уничтожены, оно рассказывало о чувствах, конфликтах, стремлениях, возникавших на базе тех уничтоженных отношений и в интересах главного в том прежнем обществе класса; но вокруг нас утверждался хозяином совсем другой класс, совсем новые законы, права, обязанности входили в жизнь, менялся весь строй быта людского, и старые коллизии, старые сюжеты, старые волнения и страсти уже не «звучали», не существовали, не возникали из этих новых укладов, а возникали иные, и эти иные черты быта, обязанности, задачи обусловливали собой совсем другое, новое содержание искусства. Я уже не говорю о человеке, о приходе на историческую сцену нового типа человека, который для творцов прежнего искусства казался загадкой, Смерть старой надстройки заключалась в том, что ее дальнейшее развитие на прежних основах было уже немыслимо. Общество, интересы которого она обслуживала, исчезло; самые интересы эти исчезли, и развитие данного искусства остановилось, прекратилось. Следовательно, смерть искусства есть прекращение его развития как надстройки на данной общественной основе. Это было ясно, это был исторический опыт, пережитый что называется «своими глазами» нашим поколением. Со смертью своего базиса искусство умерло как его надстройка.
Физическая смерть последовала за моральной.  Новые потребности миллионного нового общества требовали своей надстройки, люди хотели, чтобы литература, театр, живопись отвечали на их запросы, на их вкусы, выражали их стремленья — они требовали, а мы медленно, туго, с выпадением кое-кого на поворотах, создавали новую надстройку.

Категория: другие новости
Вы можите читать эту запись через RSS 2.0 поток. Вы можите оставить комментарий, или поставить trackback со своего сайта

Оставить комментарий