изображение животных в сказках и сатире

Сатира вводит зрителя в особый, только ей присущий мир образов, создаваемых по своим законам смешного. В мир, населенный персонажами, рожденными способностью художника подметить смешное, карикатурное в реальных прототипах. Здесь совмещаются действительность и выдумка, реальность и фантазия, придавая характерному более высокую «температуру» и большую условность, чем это свойственно другим жанрам.
В арсенале сатиры широко используются разные приемы иносказания, метафоры (перемещение понятий, основанное на сходстве, сравнении, аналогии) и другие средства выразительности, составляющие специфику гротескного реализма. Вместе с тем именно эта специфика ставит перед художником своего рода предупредительные заслоны, оберегающие его от чрезмерного удаления от натуры. В противном случае его персонажи потеряют свою выразительность и сведут на нет эмоционально-смысловое воздействие той комической ситуации, в которой они оказались.
Конечно, искусство сатирического и сказочного жанров глубоко условно. Но это явление любого вида искусства закономерно. Иначе не было бы искусства. В частности, в графике условность уже в том, что все цветовое богатство природы изображается в черно-белом. Даже ослепительный свет солнца можно передать черной тушью, если умело оперировать штрихами и пятнами на фоне белой бумаги.
В сатире и сказке происходят самые невероятные превращения — метаморфозы, как это наблюдается и в жизни (не так уж редко мы констатируем: такой-то человек превратился в свою противоположность — был добрым, стал злым, был общительным, стал замкнутым). Мало того, здесь порой мир представляется в «перевернутом виде». К этому приему часто прибегали создатели народных сатирических лубков, где солнце и луна сходят на землю, рыбы летают по небу, «сухопутные» звери гуляют по морю, корабль плывет по земле, вол погоняет пахаря, щука ловит сетью рыбака, птица сажает в клетку птицелова, овцы стригут пастуха, медведь водит на цепи дрессировщика и т. д.
Принцип «обратности» издавна применяется в сказке, басне, былине. Можно даже сказать, что он зародился в недрах народного юмора, фольклора и оттуда перекочевал в профессиональное искусство сатиры, в карикатуру, где живые существа трансформируются в механизмы, неодушевленные предметы — в одушевленные, люди — в зверей, нормальная перспектива — в обратную, где допустимо даже соединять, казалось бы, несоединимое, например отдельные части тела животных, птиц, ящериц и человека, создавая из них не антипод реальности, а ее логическое производное.

Вы можите читать эту запись через RSS 2.0 поток. Вы можите оставить комментарий, или поставить trackback со своего сайта

Оставить комментарий