В Армению он приехал со смелым замыслом

Г. Ф. Гіаррот был любознательный путешественник, человек с передовыми идеями, медик по образованию, сделавшийся по склонности своей геометром, астрономом и физиком. С этим универсализмом образования он соединял большое личное обаяние и сердечность. В Армению он приехал со смелым замыслом взойти на вершину Арарата,— после того как побывал в Пиренеях и на Альпах и сделал несколько альпинистских восхождений. Ему понадобился, во-первых, переводчик, во-вторых, проводник.
Поискав подходящего для Паррота человека, католикос вынужден был -за неимением другого отпустить в эту, с его точки зрения кощунственную (взойти на гору Ноева ковчега!),экспедицию своего секретаря Абовяна. С первого же мгновения встречи оба эти разных по возрасту, культуре и общественному положению

Posted in Без рубрики | Комментарии отключены

Хачатур Абовян

Он понимал, что означало это для его родины. Каким бы жестоким хозяином для населявших Россию малых народов ни проявляло себя русское самодержавие,— власть царя была прогрессивней, нежел.ч темная деспотия шаха. Но главное, она приносила с собою несравненно большее, нежели перемену политического господства. С нею Тяжело было ему, да еще пережив вместе с народом ликующие дни торжественного вступления русских войск в Ереван,— мириться со своим, отупляющим душу, чиновничьим положением инока-толмача среди монахов, большей частью грубо невежественных, не знавших других развлечений, кроме кровавого боя стравливаемых между собой буйволов или тайного пьянства и распутства. Чистый и глубоко верующий в высокие цели жизни, видевший в своем духовном звании диакона нечто обязывающее и почетное, связанное со служением родному народу, Хачатур Абовян жестоко страдал. Казалось бы, впереди не было никакого просвета.
Но политический акт 1827 года о присоединении Кавказской Армении к России сделал реальными его мечты об образовании, а счастливая случайность — приезд в Армению в 1829 году петербургского академика, физика Паррота,— помогла превратить эти мечты в действительность.

Posted in Без рубрики | Комментарии отключены

В маленькой армянской деревушке

Эти слова В. И. Ленина, сказанные им о Льве Толстом, сохраняют свой глубокий, ориентирующий советского исследователя смысл и для правильного понимания Гете.

В маленькой армянской деревушке Канакер, расположенной высоко над городом Ереван, в части Армении, принадлежавшей тогда Персии, родился в 1805 году в семье крестьянина Артема Абовяна сын Хачатур. Он прожил короткую жизнь — всего сорок три года. Но эта жизнь была так богата огромным содержанием, что даже и сама по себе, независимо от исторического подвига Абовяна, обессмертившего его имя, могла бы послужить драгоценным материалом для народного эпоса или романа. В детстве, мальчиком, Абовян пережил все ужасы подневольного положения армян под игом персидской деспотии. Он вспоминал позднее, в своем большом произведении «Раны Армении», как трудно было армянину найти закон и защиту от царившего произвола, как шахские солдаты грабили беззащитные армянские деревни, угоняли и переселяли жителей, похищали девушек.
В 1827 году Хачатур Абовян стал свидетелем и отчасти участником похода русского генерала ГІаскевича, взявшего у персов Ереванскую крепость.

Posted in Без рубрики | Комментарии отключены

Гете и его время

В своей рецензии на книгу Шахова «Гете и его время» Плеханов писал:
«Индивидуальность Гете должна быть заново изучена и обязательно в разрез с устаревшим мнением о его мнимом равнодушии к «юдоли печали и скрежета зубовного» .
Дорога для этого перед нами, советскими гетеанцами, расчищена. Мы гордимся нашей отечественной литературной традицией, которая так близко и правильно подошла к решению проблемы Гете, что почти сомкнулась с нашими днями.
Советским исследователям, работающим над освоением наследия Гете, светят великие слова В. И. Ленина, сказанные им о Льве Толстом:1 «Литературное наследство», № 4—6, 1932, стр. 942.

«Противоречия во взглядах Толстого — не противоречия его только личной мысли, а отражение тех в высшей степени сложных, противоречивых условий, социальных влияний, исторических традиций, которые определяли психологию различных классов и различных слоев русского общества в пореформенную, но дореволюционную эпоху.
И поэтому правильная оценка Толстого возможна только с точки зрения того класса, который своей политической ролью и своей борьбой во время первой развязки этих противоречий, во время революции, доказал свое призвание быть вождем в борьбе за свободу народа и за освобождение масс от эксплуатации,— доказал свою беззаветную преданность делу демократии и свою способность борьбы с ограниченностью и непоследовательностью буржуазной (в том числе и крестьянской) демократии,— возможна только с точки зрения социал-демократического пролетариата» .

Posted in Без рубрики | Комментарии отключены

Суровая страничка Писарева

При всей абсолютной неверности утверждения о холодности и равнодушии Гете, которое, как видел читатель, разделялось многими русскими людьми, эта суровая страничка из Писарева воздает больше уважения и признания наследству Гете, нежели томы риторических восхвалений и сотни страниц исследований биографических мелочей, оставляющих мертвым самого Гете. Суровая страничка Писарева говорит о ж и з и и и обращении литературного наследства Гете, о его живой пользе для народных масс.
Вот почему высокие и прогрессивные традиции наших русских революционных демократов — в деле изучения великого немецкого поэта вплотную подходят к марксистской науке о Гете, к освоению наследия Гете нашей социалистической эрой.
Даже несправедливое обвинение в равнодушии, недоброте и холодности, обвинение, от которого Гете еще при жизни своей тяжело страдал и неоднократно защищался, поставлено было под сомнение именно у нас и именно марксистским критиком. Больше того, этот марксистский критик выдвинул как задачу нашей г е т е а н ы требование отмести это обвинение и пересмотреть наследие Гете под другим углом зрения. Я говорю о Г. В. Плеханове.

Posted in Без рубрики | Комментарии отключены