Влияние итальянцев

Многие портретные рисунки дошли до нас в виде альбомов, куда они были собраны в значительной степени искусственным образом и большею частью в давнее время; листы помечены зачастую апокрифическими надписями с именами и датами; внимательное их изучение представляет собой работу первостепенной важности для атрибуции и идентификации рисунков. Мода на альбомы, должно быть, появилась очень рано как результат успеха портретного жанра; этим же успехом объясняется наличие наряду с оригиналами неисчислимого множества реплик и копий, иногда очень поздних.

Ко второй категории можно отнести куда менее многочисленные французские рисунки на различные сюжеты, большинство которых было разработано мастерами школы Фонтенбло. Появление при дворе итальянцев ( Россо, Приматиччо, Никколо дель Аббате) полностью обновило технику рисования. До нас дошло лишь несколько рисунков Россо французского периода, где с помощью сангины он добивается восхитительных эффектов — пластичности в сочетании с остротой («Этюд обнаженной фигуры», Британский музей), либо такой чарующей пленительности, что она не раз служила образцом для подражания, о чем свидетельствуют французские копии «Мадонны милосердной». Кроме сангин, у Россо встречаются рисунки пером: согласно Джону Ширмэну, они являются воссозданием стиля «аль антика», навеянного этрусскими и греческими гончарными изделиями, с которыми художник мог познакомиться в тосканских собраниях или в Лреццо. К этой манере, развившейся у Россо около 1528—1530 годов, относится знаменитый рисунок, отправленный Франциску I через Аретино,— «Венера и Марс, раздетые Амуром и грациями» (Лувр). Линия с тончайшими контурами и использование подкрашенной бумаги вызывают особое восхищение: примером этой техники может служить загадочная оксфордская «Аллегория» (Крайст-Чёрч) па тему одного из шести видений «Canzoni in rnorte di Madona Laura» Петрарки. Подобному типу рисунка старались подражать французы, в частности Буавен.

Этьен Делон-Геометрия

Этьен Делон-Геометрия


Пример Россо оказал очевидное влияние и на Этьена Делона : некоторые из его серий на веленевой бумаге, отличающиеся особой завершенностью и виртуозной линейной выразительностью, целиком выполнены в духе той же маньеристской тенденции. Делон, однако, предпочел оставить белый тон велени для контраста с черным перовым штрихом, возможно, добиваясь черно-белой гармонии, введенной в моду Дианой де Пуатье,— подобную «ливрею» носил влюбленный в нее король. Эта гармония была также близка сердцу Дюсерсо, как явствует из его поразительных сборников идеальных архитектурных построек.

Вы можите читать эту запись через RSS 2.0 поток. Вы можите оставить комментарий, или поставить trackback со своего сайта

Оставить комментарий