Вторая действительность Бориса Смелова

В этом году мэтр петербургской фотографии Борис Смелов мог бы разменять свой седьмой десяток. Но в январе 1998 года его не стало. А  сегодняшним январским утром выпал снег, который он так любил. Борис всегда спешил на съемку, чтобы застать его совершенно свежим, без единого следа. Снег дарил сказку, которую он всегда искал, повторяя, что «царство искусства – это вторая действительность»,  «волшебное соединение сновидений и реальности».
Волшебное – не значит ли каждый раз иное? Возможно, именно поэтому он снова и снова снимал один и тот же Кентаврский мостик в Павловске, и всякий раз получалось абсолютно по-новому.

Борис Смелов. «Кентаврский мост II. 1994»

Борис Смелов. «Кентаврский мост II. 1994»

Борис жил в своем Петербурге, прекрасном и старинном, знакомом ему по рассказам бабушки, бывшей бестужевки. Бродя по Ленинграду в поисках Петербурга, он рисовал его своим воображением, светом и тенью, дождем и туманом.

Борис Смелов. «Узоры. 1973»

Борис Смелов. «Узоры. 1973»

Борис Смелов. «Львиный мостик с прохожим. 1982»

Борис Смелов. «Львиный мостик с прохожим. 1982»

Борис Смелов. «Львиный мостик в грозу. 1995 (?)

Борис Смелов. «Львиный мостик в грозу. 1995 (?)

А  его любовь к старинным вещицам из другой, дореволюционной, жизни… Из этих бутылочек, графинчиков, штофов и других мелочей он создавал свой волшебный мир, в котором царили гармония и тайна. Весь этот мир — в фотографиях Бориса Смелова.

Борис Смелов. «Натюрморт с игральной костью. 1976»

Борис Смелов. «Натюрморт с игральной костью. 1976»

Вы можите читать эту запись через RSS 2.0 поток. Вы можите оставить комментарий, или поставить trackback со своего сайта

Оставить комментарий